Витгенштейн о музыкальной глубине и наших знаниях о человечестве

Журнал «KANT Social Sciences & Humanities Series» №2(4) 2020 [стр. 6]

DOI: 10.24923/2305-8757.2020-4.1

Авторы: Гутер Эран, доктор философских наук, Бостонский университет, старший преподаватель философии в Колледже Макса Стерна, научный сотрудник философского факультета Хайфского университета, главный научный сотрудник Исследовательского центра интернет-психологии (CIP), Междисциплинарного центра (IDC) Герцлии, Долина Йезреель, Израиль

Ключевые слова: принципы философского мышления Витгенштейна; квинтэссенция романтического вызова метафор глубины; музыкальное искусство; внутреннее пространство музыки; музыка как феноменологическая динамика человеческих эмоций, чувств и настроений.

Автор статьи представляет читателю три различные траектории в развитии философского мышления Витгенштейна о музыкальной глубине и знаниях о человечестве, он приводит философские воззрения Й.Г. Гердера, В.Г. Вакенродера, Э. Т. А. Гофмана,  А. Шопенгауэра, О. Шпенглера, Г. Шенкера, Ч. Тейлора о взаимопроникновении вопроса языка и ума, о романтической философской глубине музыки как квинтэссенции романтического вызова метафор глубины, истиной природы и чувственного мира. В раскрытии сущностного потенциала музыкального языка сформулированы  емкие точные тезисы, подтверждающие сущностную природу музыки, которая, по замечанию Шопенгауэра, является "внутренней природой" человеческой эмоции, или "тайной историей" человеческой воли.
В статье осуществляется глубокий анализ теоретико-методологических подходов зарубежных философов на сущность музыкального языка, в котором музыка отличается от языковых и визуальных способов выражения способностью с особой силой воздействовать на духовный мир человека.
Сформулированы теоретические тезисы о ценностях музыки, которые заключаются в ее уникальном родстве с феноменологической динамикой человеческих эмоций, чувств и настроений, со своеобразным "ощущением" степени их воздействия, всплеска, нарастания и убывания. По мысли автора,  полноценная философия музыки характеризуется сверхъестественным соответствием между внутренним пространством музыки и внутренним пространством слушающего субъекта.
Перевод к-да полит.н. М.А. Григорьевой. Аннотирование д-ра культурологии, проф. А.Ф. Григорьева.

скачать

Литература:
1. Я использую следующие сокращения для стандартных печатных изданий работ Витгенштейна:
BT – Большой машинописный текст
CV – Культура и ценность
LC – Лекции и беседы по эстетике, психологии и религиозной вере
LWI – Last Writings on the Philosophy of Psychology, vol. I
PI – Философские исследования
PG – Философская грамматика
PPO – Публичные и частные мероприятия
PR – Философские замечания
RPP I – Замечания по поводу философии, психологии, вып. I
RPP II – Замечания по философии психологии, vol. II
Z – Zettel
Ссылки на Словарь приводятся по номеру MS или TS в соответствии с каталогом, за которым следует номер страницы. The Bergen Electronic Edition (Oxford: Oxford University Press, 2000). Переводы из Словаря – мои собственные.
2. См.: Bernd Sponheuer, "Reconstructing Ideal Types of the 'German' in Music" in Celia Applegate and Pamela Potter (eds.), Music and German National Identity, Chicago: The University of Chicago Press, pp. 36-58.
3. См.: Holly Watkins, Metaphors of Depth in German Musical Thought: From E. T. A. Hoffmann to Arnold Schoenberg (Cambridge: Cambridge University Press, 2011), pp. 22-50.
4. Там же, p. 25.
5. См.: Charles Taylor, Sources of the Self: The Making of the Modern Identity (Cambridge, MA: Harvard University Press, 1996), p. 390; and also Isaiah Berlin, The Roots of Romanticism, ed. H. Hardy (Princeton: Princeton University Press, 1999), p. 104.
6. Arthur Schopenhauer, The World as Will and Idea, vol. I, trans. R. B. Haldane and J. Kemp (London: Routledge and Kegan Paul, 1964), p. 341.
7. См.: K. T. Fann (ed.), Ludwig Wittgenstein: The Man and His Philosophy (New York: Dell, 1967), pp. 67-68. See a recent comprehensive discussion of Schopenhauer's influence on Wittgenstein in Severin Schroeder, "Schopenhauer's influence on Wittgenstein" in Bart Vandenabeele (ed.), A Companion to Schopenhauer (Oxford: Blackwell, 2012), pp. 367-384.
8. См.: Gnter Zller, "Schopenhauer" in Stefan Lorenz Sorgner and Oliver Frbeth (eds.), Music in German Philosophy: An Introduction (Chicago: The University of Chicago Press, 2010), pp. 121-140.
9. Georg Henrik von Wright, "Ludwig Wittgenstein in Relation to his Times," in Brian McGuinness (ed.) Wittgenstein and his Times (Chicago: The University of Chicago Press, 1982), p. 118.
10. См.: Georg Henrik von Wright, "Ludwig Wittgenstein in Relation to his Times," in Brian McGuinness (ed.) Wittgenstein and his Times (Chicago: The University of Chicago Press, 1982), pp. 108-120; Stanley Cavell, "Declining Decline: Wittgenstein as a Philosopher of Culture", Inquiry 31, 1988, 253-264; This New Yet Unapproachable America: Lectures after Emerson after Wittgenstein (Albuquerque: Living Batch Press, 1989); William James DeAngelis, Ludwig Wittgenstein – A Cultural Point of View:Philosophy in the Darkness of this Time (Aldershot: Ashgate, 2007); Yuval Lurie, Wittgenstein on the Human Spirit (Amsterdam: Rodopi, 2012), pp. 89-152.
11. Oswald Spengler, The Decline of the West (New York: Alfred A. Knopf, 1939), vol. 1, pp. 285-286.
12. Этот любопытный исторический факт был впервые представлен и обсужден в моей докторской диссертации, а затем исследован в последующих публикациях. См.: Eran Guter, "Where Languages End: Ludwig Wittgenstein at the Crossroads of Music, Language, and the World", Ph.D. thesis, Boston University (2004), pp. 109-152, at pp. 192-213; "'A surrogate for the soul': Wittgenstein and Schoenberg" in Enzo De Pellegrin (ed.), Interactive Wittgenstein: Essays in Memory of Georg Henrik von Wright (New York: Springer, 2011), pp. 117-128; "The Good, and bad, and the vacuous: Wittgenstein on modern and future musics", The Journal of Aesthetics and Art Criticism 74:4 (2015), pp. 428-433.
13. Watkins, Metaphors of Depth in German Musical Thought, p. 25; see also pp. 163-191.
14. Heinrich Schenker, Counterpoint: Volume II of New Musical Theories and Fantasies, edited by John Rothge (New York: Schirmer, 1987), 1:xxi.
15. Guter, "The good, the bad, and the vacuous".
16. См.: Robert Snarrenberg, Schenker's Interpretative Practice (Cambridge: Cambridge University Press, 1997), pp. 145-150.
17. Рассмотрим, например, два последних замечания Витгенштейна о Густаве Малере (MS 120, 72v от 1937 года и CV 76-77 от 1948 года). Подробное обсуждение этих замечаний см. в статье Эран Гутер: Eran Guter, "Wittgenstein on Mahler", in D. Moyal-Sharrock, A. Coliva and V. A. Munz (eds.), Mind, Language and Action, Contributions to the 36th International Wittgenstein Symposium (Kirchberg am Wechsel: Austrian Ludwig Wittgenstein Society, 2013), pp. 169-171; and also "The good, the bad, and the vacuous", pp. 433-435.
18. См.: Anat Biletzki, "Ludwig Wittgenstein: Middle Works", in Oxford Bibliographies in Philosophy (Oxford, 2011), http://www.oxfordbibliographies.com/view/document/obo-9780195396577/obo-9780195396577-0138.xml (accessed 8-Sep-2015). An excellent recent addition to the growing literature on this topic is Mauro Luiz Engelmann, Wittgenstein's Philosophical Development: Phenomenology, Grammar, Method, and the Anthropological View (Basingstoke, Hampshire, 2013).
19. David Stern, "The 'Middle Wittgenstein': From Logical Atomism to Practical Holism", Synthese 87 (1991), pp. 203-226.
20. Engelmann, Wittgenstein's Philosophical Development, p. 162. For Wittgenstein, forms of life consist in taken-for-granted social and practical ways of action, which make language possible.
21. P. M. S. Hacker, "Wittgenstein's Anthropological and Ethnological Approach", in Wittgenstein: Comparisons and Context (Oxford, 2013), Oxford Scholarship Online, 2014 http://www.oxfordscholarship.com/view/10.1093/acprof:oso/9780199674824.001.0001/acprof-9780199674824-chapter-5 (accessed 10 Sep. 2015).
22. См.: Mauro Luiz Engelmann, "Wittgenstein's 'most fruitful ideas' and Sraffa", Philosophical Investigations 36 (2013), pp. 155-178.
23. Engelmann, "Wittgenstein's 'Most Fruitful Ideas' and Sraffa," p. 162.
24. Там же, p. 166.
25. См.: Guter, "The good, the bad, and the vacuous", pp. 430-433.
26. Georg Henrik von Wright, Wittgenstein (Minneapolis: University of Minnesota Press, 1982), p. 136.
27. Dani?le Moyal-Sharrock (ed.), The Third Wittgenstein: The Post-Investigations Works (Aldershot: Ashgate, 2004), p. 2.
28. О ранней трактовке Витгенштейном аспектного рассвета в математике и эволюции аспектной формулировки в его работе см.: Juliet Floyd, "On being surprised: Wittgenstein on aspect perception, logic and mathematics" in William Day & Victor J. Krebs (eds.), Seeing Wittgenstein Anew (Cambridge: Cambridge University Press, 2010), pp. 314-337; and also "Aspects of aspects" in H. Sluga and D. Stern (eds.), The Cambridge Companion to Wittgenstein, 2nd edition (Cambridge: Cambridge University Press, forthcoming). О ранней трактовке Витгенштейном аспектного рассвета в музыке см.: Eran Guter, Where languages end: Ludwig Wittgenstein at the crossroads of music, language and the world, pp. 29-36; and also "Wittgenstein on Musical Experience and Knowledge" in Johann Christian Marek and Maria Elisabeth Reicher (eds.), Experience and Analysis, Contributions to the 27th International Wittgenstein Symposium (Kirchberg am Wechsel: Austrian Ludwig Wittgenstein Society, 2004), http://wab.uib.no/ojs/agora-alws/article/view/1336 [accessed 21/1/2013].
29. Я следую здесь важному различию, первоначально предложенному Яакко и Мерриллом Хинтиккой, между "первичными" и "вторичными" языковыми играми у Витгенштейна. См. в частности: Merrill B. Hintikka and Jaakko Hintikka, Investigating Wittgenstein (Oxford: Basil Blackwell, 1989), Ch. 11, pp. 272-304; and "Different Language Games in Wittgenstein," reprinted in Jaakko Hintikka, Ludwig Wittgenstein: Half-Truths and One-and-a-Half-Truths. Jaakko Hintikka Selected Papers, vol. 1 (Dordrecht: Kluwer Academic Publishers, 1996), pp. 335-343. Аналогичное наблюдение найдено в: Michel Ter Hark, Beyond the Inner and the Outer: Wittgenstein's Philosophy of Psychology (Dordrecht: Kluwer Academic Publishers, 1990), pp. 33-42; and also in Stephen Mulhall, On Being in the World: Wittgenstein and Heidegger on Seeing Aspects (London: Routledge, 1990), pp. 45-52. Малхолл говорит о "паразитической связи между лингвистическими техниками". Я предпочитаю терминологию Тер Харка о "горизонтальных" и "вертикальных" отношениях.
30. Важность этих основополагающих тем уже в раннем Витгенштейне была недооценена учеными по большей части. Для этого смотрите новаторский эволюционный отчет Джульетты Флойд в книге Флойда "Aspects of aspects". Флойд утверждает, что в рамках своей попытки переформулировать расселовское понятие Витгенштейн вскоре разработал сравнение, уподобляющее понятие "аспект" близкое в значении "взгляду" или "характеру" лица, мимике или черте лица.
31. Там же. Ниже приводится точное изложение предложения Флойд.
32. Там же.
33. См.: Hark, Beyond the Inner and the Outer, p. 187.
34. В свете моего обсуждения трех траекторий в первой части моего эссе примечательно, что различие между языком выражения (Ausdruckssprache) и языком коммуникации (Mitteilungssprache) уже обнаруживается в "Закате Европы" Шпенглера. Согласно Шпенглеру, мы имеем дело либо с языком, "который есть только выражение мира, внутренняя необходимость, проистекающая из присущего всякой жизни стремления актуализировать себя перед свидетелями, показать свое собственное присутствие самому себе", либо с языком, "предназначенным для понимания определенными существами". Экспрессия-язык – это "активная трансформация" физиогномического выражения, которое, строго говоря, не может быть изучено, но является предпосылкой для всех форм изучения языка. Все искусство, по Шпенглеру, есть выражение-язык; однако он приходит к выводу, что невозможно провести точную границу между художественным выражением-языком и чистой коммуникацией-языком. См.: Spengler, Decline of the West, Vol. 1, p. 115.
35. Floyd, "Aspects of aspects".
36. См.: Daniеle Moyal-Sharrock, "Wittgenstein on psychological certainty" in Daniеle Moyal-Sharrock (ed.), Perspicuous Presentations: Essays on Wittgenstein's Philosophy of Psychology (Palgrave Macmillan, 2007), pp. 211-235.
37. Michel ter Hark, "'Patterns on life': A Third Wittgenstein concept" in Moyal-Sharrock (ed.), The Third Wittgenstein, p. 140.
38. Обратите внимание, что он использует здесь слово Mitteilung.
39. Хинтикка предположил, что "рамки спонтанного экспрессивного поведения (включая мимику, жесты и другие телесные движения) будут называться физиогномическими рамками, а психологический язык (или языковой фрагмент), основанный на нем, будет называться физиогномическим языком" (Hintikka and Hintikka, Investigating Wittgenstein, p. 258).
40. Важно отметить, что сомнение – это нечто совершенно отличное от той неопределенности, которая конституируется этими языковыми играми. Как я уже отмечал, эта неопределенность не является недостатком нашего знания о "внутреннем", которое скрывается за "внешним"; Витгенштейн, конечно же, не занимает эпистемологической позиции относительно предполагаемой причинной связи между такими сферами. Скорее, сомнение входит в эти языковые игры, предполагая, то есть в силу того, что оно вертикально связано с соответствующими "невесомыми доказательствами"; и требуется своего рода чувствительность, обусловленная опытом, а именно витгенштейновское понятие Menschenkenntnis, чтобы полностью оценить эту вертикальность.
41. J. Hintikka and M. B. Hintikka, Investigating Wittgenstein, p. 279.
42. Lydia Goehr, "Improvising Impromptu Or, What to Do with a Broken String" in George Lewis and Ben Piekut (eds.), Oxford Handbook of Critical Improvisation Studies, Vol. 1 (New York: Oxford University Press, forthcoming).
43. Я изменил перевод.
44. Martin Alber (ed.), Wittgenstein und die Musik: Ludwig Wittgenstein und Rudolf Koder Briefwechsel (Innsbruck: Haymon Verlag, 2000) pp. 37-38 (my translation; my emphasis). Я благодарен Александру Вильфингу за то, что он посоветовал мне этот перевод.
45. Floyd, "Aspects of aspects".
46. Там же.
47. См.: Ludwig Wittgenstein, Wittgenstein: Lectures, Cambridge 1930-1933: From the Notes of G. E. Moore, ed. David Stern, Brian Rogers, and Gabriel Citron (Cambridge: Cambridge University Press, forthcoming).
48. Wilhelm Heinrich Wackenroder, Confessions and Fantasies, tr. Mary Hurst Schubert (University Park, PA: The Pennsylvania State University Press, 1971), p. 191.

Wittgenstein on musical depth and our knowledge of humankind

Authors: Guter Eran, Ph.D., Philosophy, Boston University; Senior Lecturer in Philosophy at the Max Stern Yezreel Valley College; Research Fellow, Department of Philosophy, University of Haifa; Principal Research Associate, The Research Center for Internet Psychology (CIP), Interdisciplinary Center (IDC) Herzliya; Yezreel Valley, Israel

Keywords: principles of Wittgenstein's philosophical thinking; quintessence of romantic evocation of depth metaphors; musical art; inner space of music; music as a phenomenological dynamics of human emotions, feelings and moods.

The author of the article presents three different trajectories in the development of Wittgenstein's philosophical thinking about musical depth and knowledge about humanity. The author presents the philosophical views of J. G. herder, W. G. Wackenroder, E. T. A. Hoffmann, A. Schopenhauer, O. Spengler, G. Schenker, and C. Taylor on the interpenetration of the question of language and mind, on the romantic philosophical depth of music as the quintessence of the romantic challenge of metaphors of depth, the truth of nature, and the sensual world. In revealing the essential potential of musical language, we formulate succinct and precise theses that confirm the essential nature of music, which, according to Schopenhauer, is the "inner nature" of human emotion, or the "secret history" of human will.
The article provides an in-depth analysis of theoretical and methodological approaches of foreign philosophers to the essence of musical language, in which music differs from language and visual ways of expression by its ability to influence the spiritual world of a person with a special force.
The article formulates theoretical theses about the values of music, which lies in its unique relationship with the phenomenological dynamics of human emotions, feelings and moods, with a kind of "feeling" of the degree of their impact, surge, increase and decrease. According to the author, a full-fledged philosophy of music is characterized by an uncanny correspondence between the inner space of music and the inner space of the listening subject.
Guter E. Wittgenstein on Musical Depth and Our Knowledge of Humankind // Wittgenstein on Aesthe-tic Understanding / Forth-coming in Garry Hagberg (ed.). – Palgrave Mac-millan, 2017.