«Эффект лестницы» («Принципиальная позиция» с Владимиром Макаровым)

«Эффект лестницы» («Принципиальная позиция» с Владимиром Макаровым)

28 Ноября 2013

Вопросам востребованности книги, ее роли в нашей жизни, силе слова в настоящем, прошлом и будущем посвящен выпуск программы Владимира Макарова «Принципиальная позиция» «Вредны ли классики для школьников». В эту среду мне довелось быть гостем программы вместе с депутатом краевой Думы Людмилой Леонидовной Редько и заведующим кафедрой русского языка Северо-Кавказского федерального университета Вячеславом Петровичем Ходусом. Как это было, а вернее то, чего не было.

В жизни каждому неоднократно доводилось внезапно встретить давнего приятеля, друга и даже недруга, и первый вопрос: «Ну как твои дела, как живешь, как выживаешь?». И как ответить на него, когда требуют развернутого вразумительного «вот так, мол, и так, со всеми «движухами» и подводными камнями». А как только видишь удаляющуюся его фигуру, на тебя снисходит, обрушиваются потоком возможные варианты развития диалога, но увы… поезд уже ушел. Однако всё задуманное и начатое нужно доводить до логического завершения. Так вот…

Основная наша проблема сегодня, наш враг, наш Мефистофель – непомерный темп, на котором мы «кружимся». Нас приучают всё делать быстро – быстро говорить, быстро уходить, в спешке теряя вкус к жизни, вкус к еде, вкус к слову. Предисловия? Нам не до них. Мы читаем книгу уже с конца, что там «вокруг да около, давай уже остренькое». Слова не выбирают, словами орудуют как хирургическими инструментами. Время острых сюжетов, не всегда о том, как есть, зато захватывающе-пугающе. Даже еда, которую мы употребляем, стала острее, мы перешли на пересоленный, переперченный фастфуд, чтобы всё успеть. И чтобы быть на пике, мы, порой сами того не осознавая, сеем панику, в частности, говоря, что книга в опасности, слово в опасности, культура утрачивается. Однако не всё так фатально: моя принципиальная позиция, что мысль должна быть позитивна, прежде всего потому что она материальна и потому должна быть направлена в нужную сторону, пусть даже от противного.

Книга – это прежде всего слово, а любовь к нему закладывают в нас родители, педагоги и среда. Значение книги не умаляется технологическими новшествами. И издатель соприкасается не с бездушным печатным станком, а с живым текстом, когда слово уже оформлено, созрело и требует аудитории, не всегда широкой, но определенно требует. При этом не столь уж важно, электронный текст или печатный, суть – его качество, хотя об этом можно спорить бесконечно долго. Тем не менее, очень печально наблюдать то, как, начиная с 90-х годов, издатель попал в своего рода «интеллектуальный колодец», став заложником капиталистических отношений, как будто отношения его с автором заключаются исключительно в выколачивании из последнего денег и что печатается, как кажется теперь со стороны, совершенно утратило значение. И это действительно есть в реалиях нашей жизни по сей день, но, как известно, в каждом стаде хотя бы одна паршивая овца найдется. И как ни жаль, но из-за этих прецедентов, из-за людей непрофессиональных, далеких от книги и слова, клише простого технаря-исполнителя приклеилось намертво и осложняет жизнь тем, кто работает во имя дела на стороне слова, за оплату редакционно-полиграфических услуг столь символическую, что можно с уверенностью сказать, что книга вышла за счет средств издательства.

Так или иначе, нет худа без добра: книжные полки наши стали разнообразнее, выбор огромный, и что читать мы решаем теперь сами, и отказываться от выбора безрассудно. Стоило ли в таком случае столько лет и даже десятилетий ломать копья? Все-таки, наверное, стоило. Время идет, процесс отделения зерен от плевел требует много времени. Я не вижу, по крайней мере, думать так не хочется, что наша литература сегодня находится на стадии стагнации. Быть может, именно сегодня мы находимся на пороге чего-то нового и большого? Именно сейчас, благодаря Кавказской ссылке, лично Игорю Касько, Галине Георгиевне и Николаю Михайловичу Тузам, Станиславу Ливинскому, Амирану Адамия, Андрею Недавнему, Елене Чуриловой в Ставрополе появилась эта литературная площадка, на которой читатель и писатель, наконец, встретились. И теперь ни тот, ни другой не одинок. Среда, окружение всегда были неотъемлемой составляющей процесса формирования личности.

Пусть часть нашего богатого языка беспардонно отнимают эмотиконы, в наш мобильный век проще кинуть собеседнику в электронной переписке смайлик, даже если мы сидим и строчим без малейших эмоций, проще, чем расписывать во всех красках, как нам грустно до слез или весело до икоты. В этой связи появляются тексты-книги, скудные и жалкие, но они кочуют по читательским стеллажам, находится довольная аудитория, но книги эти не убедительны, как не убедительны и сами эмотиконы. И в итоге время расставит все по своим местам, а молодой читатель перелистнет и эту страницу.

Молодость – время экспериментов, в этом нет ничего дурного, это то, благодаря чему мы перестали думать, что земля плоская и стоит на четырех китах. Новое поколение дает мысль, задача образования научить извлекать эту мысль, оформлять и делать открытия. А как научить этому? Чтение и сочинение – основной рецепт. Лишать возможности читать и возможности самостоятельного выбора нельзя, в противном случае наша жизнь сведется к выполнению простых человеческих потребностей, всем известных. Но год от года процент знакомой со словом аудитории снижается. Серьезно?! Позвольте, кто высчитывает процент читающих, думающих и пишущих? Кто формирует «черные списки полудурков»? Может, в этих списках наши имена?

Молодое поколение у нас (собственно, это мы с вами!), к счастью, думающее, позитивно в большинстве своем смотрящее вперед, несмотря на трудности, с которыми ему неизбежно приходится сталкиваться, и быть может, от этого все же пишущее о наболевшем. Но это всё – мотивы вечности. Мотив идти вперед, решать проблемы, выбирая лучшее из прошлого и лучшее из настоящего.

Так вот: Вначале было Слово, Слово нес Учитель, и это Слово позднее транслировала широкой аудитории Книга. Потому Книга вечна, как и мы в ней.

вернуться к списку новостей