POETRY. Пятнадцать имен

POETRY. Пятнадцать имен

17 Июня 2017

    К выходу готовится книга «POETRY. Пятнадцать имен», в которой стихи Германа Власова, Лилии Газизовой, Владимира Гандельсмана, Ирины Евса, Александра Кабанова, Бахыта Кенжеева, Андрея Коровина, Константина Кравцова, Виктора Куллэ, Александра Переверзина, Владимира Пучкова, Юрия Ряшенцева, Владимира Салимона, Алексея Цветкова, Ганны Шевченко. Книга составлена Ольгой Кравцовой с предисловием Галины Туз, статьей Лили Панн и Соломона Волкова.


В предисловии к книге Галина Туз пишет:

«...Шесть падежей, три наклонения, глагол, предлог, причастье...»? (В. Гандельсман). Однако что, кроме слов, противостоит течению времени, задерживается в вечности, что остается на этом свете в конечном итоге? Что, кроме слов, уцелело от эпохи Аристотеля? Шекспира, Рабле и Сервантеса? Ну, может, какие-то камушки, железяки, обрывки материи да кости в земле. А вот слова – нетленны. Они звучат в головах и душах юных учеников и искушенных мужей – миссия у слов такая, – звучат и воплощаются в действия – добрые, важные, нужные. Так что это фундаментальная ошибка человечества – снисходительно относиться к словам. Особенно если к «лучшим», сказанным «в лучшем порядке» и теми, кто имеет право на это лучшее – поэтам.

Они – всемирное сообщество небожителей, обитающее на Земле то ли по ошибке, то ли по чьему-то тайному умыслу, – незримо присутствуют среди нас, меняя наш мир в угоду добру и правде, поддерживая человека, утешая, разъясняя суть жизни даже тем, кто никогда не держал в руках книжки и не читал стихов (и как это у поэтов получается?). В конечном итоге, стихослагатели, – ну, если шире – художники вообще, – чуть ли не в одиночку противостоят ныне силам... бабла, которые гигантской волной захлестнули мир, сметая на своем пути все лучшее в человеческих существах: сострадание, благородство, бессребренничество, сочувствие друг к другу, боль за другого (понятия, в последние годы неуклонно переходившие в разряд архаизмов, а то и историзмов)... А ведь человек, «забывший, что смиренность и застенчивость есть высший дар, по слабости отринутый» (В. Гандельсман) – по слабости ведь! – заслуживает не только порицания, но и жалости, что ли. Наверное, мы еще сможем когда-нибудь вернуться к себе, настоящим, вернемся к наполненности слов золотым запасом смысла и обретем этот смысл – зря, что ли, с помощью поэтов слова безостановочно отчищаются от патины времени ли, безвременья, – и обретают свое первоначальное значение?».

вернуться к списку новостей